отправить сообщение | поиск по сайту

Мария Табак

26 октября 2010

США и РФ спорят о методах борьбы с наркотиками, но по сути согласны

Источник: РИА Новости

Российские специалисты в сфере борьбы с наркотиками интересуются работой американской системы наркосудов, считают перспективной идею совместных научных разработок в антинаркотической области, но по-прежнему считают заместительную терапию неэффективной и даже вредоносной.

В среду группа представителей Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков, министерств юстиции и обороны РФ встретилась с руководством и сотрудниками четырех американских организаций: центра предварительного заключения, окружного суда города Балтимор (штат Мэриленд) и работающего при нем наркосуда, а также Национального института по проблемам наркозависимости и управления Минздрава США по борьбе с наркозависимостью и охране психического здоровья. Встречи прошли в преддверии переговоров главы ФСКН Виктора Иванова с директором управления администрации американского президента в области контроля за незаконным оборотом наркотиков Гилом Керликовске. Переговоры пройдут в рамках заседания российско-американской рабочей группы по борьбе с распространением наркотиков.

Метадон. Америка – за, Россия – против

Балтимор – героиновая столица Америки, один из самых неблагополучных городов США. Лидер среди городов США по героиновой зависимости занимает первую строчку в печальных рейтингах количества убийств, младенческой смертности, количества заражений ВИЧ и гепатитом С. Через центр предварительного заключения Балтимора проходят тысячи человек, одни проводят там считанные часы, другие задерживаются на сутки, а некоторые отбывают срок, если он не превышает полутора лет. Многие из задержанных на протяжении десятилетий употребляли героин и кокаин, поэтому один из первых вопросов, которые им задают сотрудники центра – могут ли они продержаться без наркотика 24 часа? Тех, кто не может, сразу отправляют в больницы. Для остальных выход – метадон – синтетический лекарственный препарат из группы опиоидов.

"В отличие от некоторых европейских клиник, мы не даем героин людям с героиновой зависимостью. Мы выводим героиновую зависимость через метадон, который большинство заключенных уже принимали в прошлом. Это возможно только до суда, после суда мы переводим человека в метадоновую клинику. Если человек приговорен к тюремному заключению, тогда мы выводим его из процесса получения метадона через детоксикацию", – рассказал российской делегации работающий в центре предварительного заключения врач Гетнет Лука.

Он подчеркнул, что решение о выдаче наркоману метадона принимается в зависимости от многих факторов: от того, принимал ли тот метадон раньше, насколько сильна наркозависимость и не могут ли ему помочь другие препараты. В центре работает шестинедельная программа реабилитации наркоманов, прохождение которой предписывается судом. В рамках этой программы с наркозависимыми работают психологи, врачи, по желанию каждый участник может пройти курс иглоукалывания.

Однако, по мнению американских специалистов, метадон все равно остается главным способом преодолеть героиновую зависимость. В США, в частности в Балтиморе, существуют специальные программы по преодолению зависимости с помощью метадона.

"Метадон – эффективный препарат для детоксикации. Отмечу, что мы даем его только в виде питьевого раствора", – сказал президент организации Baltimore Substance Abuse Systems, основного антинаркотического ведомства города Балтимор, Грегори Уоррен.

Со взглядом американцев на метадон как на метод преодоления наркозависимости российские специалисты не согласились.

"Метадоновых программ в России нет, у нас запрещена законом заместительная терапия, потому что по международной конвенции метадон входит в первый список наркотиков. Для лечения эти препараты не используются. И у нас уже есть опыт лечения метадоновых больных – то есть тех, кто использует метадон не в медицинских целях... Мы не выступаем с критикой метадоновых программ различных стран. Каждая страна сама принимает решение, имеет она такую возможность или нет – использовать метадон. Наверное, при каких-то определенных условиях, если что-то изменится в нашей стране, мы придем к использованию этих препаратов. Пока социально-экономическая ситуация в стране нам это не позволяет", – рассказала директор Национального научного центра наркологии Минздрава РФ Евгения Кошкина.

Гораздо более категорично высказался сотрудник аппарата Государственного антинаркотического комитета, полковник Михаил Габрильянц.

"Господин Уоррен сказал, что одной из целей метадоновой терапии является уменьшение количества наркоманов. Но назначая пациенту метадон, мы создаем риск двойной зависимости – героиновой и метадоновой. А метадоновая зависимость является более тяжелой, чем героиновая. Метадоновый абстинентный синдром протекает дольше и тяжелей. Поэтому вряд ли это можно называть лечением. Это, скорее, не метод лечения, а метод социального контроля. Но и здесь не все благополучно. Вряд ли можно назвать полноценным возвращение в общество человека, который принимает метадон, то есть является метадоновым наркоманом. С медицинской точки зрения детоксикация с помощью метадона таковой не является. Цель детоксикации – освобождение организма полностью от всех токсикантов. В данном случае просто происходит замена одного токсиканта на другой. Подытоживая вышесказанное, мы делаем следующий вывод: нельзя согласиться, что война с наркотиками проиграна, пока не использованы все возможные средства", – сказал Габрильянц.

Как отметил в свою очередь Уоррен, он полностью согласен с тем, что сказал его российский коллега. Он подчеркнул, что в США метадоновая терапия применяется лишь к небольшому количеству наркоманов, тогда как большинство проходят курсы лечения другими средствами. По словам главы антинаркотического ведомства Балтимора, большая часть употребляющих раствор метадона "слезает с иглы" и адаптируется в обществе.

Спор, выявивший один из главных пунктов расхождения США и России в сфере борьбы с наркотиками, выявил также и точки соприкосновения. В частности, российскую делегацию очень интересовали вопросы, связанные с американской системой наркосудов.

Наркосуды

Наркосуды США предоставляют наркобольному, совершившему преступление небольшой тяжести, возможность вместо уголовного наказания пройти лечение в специализированном учреждении или по специальной программе. На слушаниях по делам, связанных с ненасильственными преступлениями, предположительно на почве наркомании, помимо традиционных участников суда, присутствует так называемый "консультант" (assessor), не являющийся врачом, но имеющий лицензию на право оценивать готовность подсудимого к участию в программе лечения и последующей интеграции в общество.

Глава ФСКН Виктор Иванов высказывался в поддержку данной системы, называя ее "правильной мерой", и именно эта тема, как ожидается, станет одной из основных на предстоящих переговорах Иванова с Керликовске.

"Опыт США по организации системы наркосудов чрезвычайно интересен и в рамках дальнейшего сотрудничества нашей рабочей группы будет тщательно изучаться", – подчеркнул Габрильянц.

По словам судьи окружного суда Балтимора Эллен Хеллер, наркосуды проявили себя как одна из самых эффективных моделей в американской судебной системе.

"Наркосуды – самая лучшая и эффективная модель. Они подразумевают лечение, дают возможность не попасть в тюрьму и экономят деньги", – отметила Хеллер в беседе с россиянами.

По ее словам, система наркосудов позволяет преступникам "выбраться из порочного круга преступлений и наказаний", одновременно экономя средства, которые государство и штаты платят за заключенных. Как сообщил, отвечая на вопрос РИА Новости, представитель управления Минздрава США по борьбе с наркотической зависимостью и охране психического здоровья Кеннет Робертсон, наркосуды позволяют экономить в среднем по четыре тысячи долларов в год на каждого заключенного, одновременно улучшая социальную ситуацию.

"Недавние исследования показали, что в 48 из 55 наркосудов уровень рецидивизма снизился на 26% по сравнению с обычными судами", – отметил Робертсон.

Наука

Главы Национального научного центра наркологии Евгения Кошкина и ее коллега, глава американского Национального института по проблемам наркозависимости Нора Волков во время прошедшей в среду встречи договорились подготовить список приоритетных областей для сотрудничества двух организаций.

Во время беседы Кошкина и Волков пришли к выводу, что их институты занимаются исследованиями в одних и тех же областях, хотя и немного под разными углами зрения.

"У нас есть самостоятельное отделение реабилитации. А все остальное практически совпадает", – отметила Кошкина.

Среди наиболее интересных для исследователей российского института тем Кошкина назвала, в частности, изучение генетически предрасположенных к наркомании групп.

"Одна из сфер, в изучении которых мы наиболее заинтересованы – это изучение того, как та или иная генетическая предрасположенность в организме человека заставляет его реагировать на изменения в окружающей среде. Генетику изменить невозможно, но среду – можно... Также мы занимаемся исследованиями того, как именно наркотики влияют на человеческий мозг", – сказала в свою очередь Волков.

Научными вопросами, связанными с распространением ВИЧ и СПИД, занимаются обе организации.

"Мы в нашей работе стараемся концентрировать внимание на проблемах общественного здоровья, а не только на чистой науке. В частности, мы изучаем рынок наркотиков – это нужно для того, чтобы иметь возможность прогнозировать, какие наркотики могут появиться, и предотвращать их распространение", – рассказала Волков.

Также американский центр разрабатывает новые лекарства, некоторые из которых могут использоваться как заместители тяжелых наркотиков, а другие – для лечения наркозависимости.

"Для нас очень важен поиск новых лекарственных средств, особенно в свете того, что метадон в нашей стране не используется", – сказала ее российская коллега.

Волков предложила, чтобы не быть голословными, обменяться конкретными предложениями о приоритетных сферах сотрудничества, чтобы начать работу в ближайшее время.

"Было бы полезно выявить главные, приоритетные области сотрудничества. Работа над героиновой вакциной, наверняка, войдет в оба списка. Мы можем взаимно обогатить друг друга. После создания такого списка было бы разумно организовать встречу специалистов, занимающихся конкретными вопросами", – отметила она.

"Даже в тех решениях, которые мы приняли, можно доложить, что мы встретились и нашли точки соприкосновения, и наше двустороннее сотрудничество будет включать совместное изучение проблем двумя институтами – российским и американским", – сказала в свою очередь Кошкина.

Обсуждение способов возвращения бывших наркоманов к нормальной жизни было ключевой темой всех состоявшихся в среду встреч – и встречи с руководством и заключенными балтиморского центра предварительного заключения, и всех последующих. И хотя разногласия у сторон сохраняются, россияне и американцы признают, что цель у них одна – добиться того, чтобы наркоманы не возвращались больше к наркотикам, а преступники – к преступлениям, то есть добиться реализации цели, начертанной огромными буквами над выходом из американского СИЗО – Never Again ("Больше никогда").

 Разделы

Об Институте
Лечение и реабилитация
Защищенные диссертации
Образование
Наука
Научные журналы
Официальные документы Противодействие коррупции

 Контакты

Институт

Адрес:
119002, Москва,
Малый Могильцевский пер., 3

Телефон:
Руководство: 8-499-241-06-03
тел/факс 8-499-241-99-61
Горячая линия по вопросам лечения: 8 (800) 100-00-91

Схема проезда:
см. здесь

Фотогалерея:
см. здесь

Клиника

Адрес:
109559, Москва,
Ставропольская ул.,
д.27, стр.7

Режим работы:
с 09:00 до 17:00 ежедневно,
кроме субботы и воскресенья

Телефоны:
8-985-100-4-333
дежурный врач круглосуточно

8-495-358-41-38
приемное отделение

8-495-358-41-29
заместитель главного врача

8-495-358-07-98
секретарь

Схема проезда:
см. здесь

Фотогалерея:
см. здесь

E-mail

Яндекс цитирования   Рейтинг@Mail.ru   Настоящий ресурс может содержать материалы 18+
Федеральное государственное бюджетное учреждение Национальный научный центр наркологии
Министерства здравоохранения РФ © 2016