Жуткие истории жизни наркоманов: шанс на исцеление имеет каждый, но обычно бывает уже поздно

Бросил учебу, жил за счет родителей

По возвращении домой я надумал себе разных историй, что вскоре эмигрирую в Европу. Пришел в сентябре на учебу, посидел 10 минут на паре, сказал, что еще вернусь, и ушел. Больше туда я уже не возвращался. По факту я проучился в техникуме два года из четырех. Сейчас у меня так и осталось базовое образование 9 классов.
Жил с родителями практически за их счет. Были какие-то подработки у отца и его друзей, но все деньги я спускал на развлечения, в семейном бюджете не участвовал. Шифровался, играл на том, что у меня есть девушка и мне нужно вести ее на свидание – родители давали денег. Наркоман становится настолько хитрым, настолько пронырливым, что даже опытные психологи могут обмануться. Зависимый только другого зависимого не может обмануть, особенно трезвого, потому что он сам уже через все это прошел.
Я продолжал употреблять винт, периодически останавливаясь, когда уж совсем невыносимо становилось, чтобы отдохнуть. Отходняки становились все сильнее, и я начал снимать их опиатами и транквилизаторами. Периодически мне удавалось остановиться на несколько недель, и на тот момент мне казалось, что я все-таки контролирую ситуацию. Сейчас понимаю, что это по сути просто разные типы употребления, как с алкоголем. Кто-то пьет каждый день, кто-то раз в неделю, но очень сильно.
Типичный день из той моей жизни: 5 утра, ко мне приезжает мой друг, который уже достал наркотик за мои деньги. Я выхожу в подъезд, мы с ним колемся и впадаем в экзистенциальную грусть, понимаем, что опять в этом дерьме по уши, а что делать? Потом едем к старшим друзьям, догоняемся и часами говорим что-то про всемирную обреченность , «невыносимую легкость бытия» и творчество. Тогда мы еще не были на том этапе, когда употребляешь наркотики ради наркотиков. Я читал книги, даже стихи пытался писать. Но интересов становилось все меньше и меньше, основной установкой в голове становилось употребление ради употребления, вытесняя все остальные человеческие чувства и стремления.
 

Получил приговор за поступок, который обычно совершают подростки

Находясь на очередной волне маниакального психоза, я решил, что надо бороться с наркоторговлей (при этом сам находился в системе!), и принялся кидать наркоторговцев, что приносило немалые деньги. В какой-то момент я снимал дорогую квартиру в самом центре города и шиковал. Но никакой радости мне это не доставило. Кроме наркотиков, практически все мне было безразлично на тот момент. От меня ушла девушка, очень добрый и чистый душой человек. На тот момент мы встречались около двух лет, причем она никогда ничего не употребляла и была в ужасе от того, что со мной происходит.
В расстроенных чувствах я взял несколько дорогих вещей напрокат, немедленно продал их, купил несколько граммов спайсов и билет на первый попавшийся самолет. Я понимал, что совершенное мной приведет снова к розыску (как и произошло вскоре) и на этот раз, вероятнее всего, к лишению свободы. Но в тот момент голова у меня была полностью отключена, и все это не имело значения. Около года я жил в другой стране. Когда же удалось узнать по своим каналам, что я больше не в розыске, решил вернуться домой. Понимая, что уголовное дело закрыть не могли и рано или поздно меня поймают, я собрался с духом и явился с повинной. Благодаря этому мне вынесли мягкий приговор в виде исправительных работ, хотя могли посадить. Это моя вторая судимость, первый раз судили 10 лет назад – за хранение наркотиков без цели сбыта.
 

Такая разная зависимость

На избавление от наркозависимости придется потратить уйму времени. Нужно снять абстинентный синдром в больнице, затем поработать с психологами, пройти курс стационарной реабилитации. И если первый этап займет не более месяца, то второй продлится примерно полгода.
 
По словам директора местного фонда «Центр здоровой молодежи» Максима Дорогайкина, наркоманы с амфетаминовой зависимостью (в общем числе таких — треть) труднее поддаются лечению, чем те, кто пристрастился к опиоидной группе. Здесь дело в сильнейшей эйфорической памяти, которая формирует непреодолимую тягу. И фантомы этой памяти могут мучить бесконечно долго. Вот и получается, что в клиниках и центрах реабилитации часто одни и те же пациенты. Лечатся — срываются… И едва ли можно предугадать, как отреагирует уже чистый организм на старую дозу сильного наркотика.
 

Виктор, 29 лет

— Футбол был моим главным интересом в жизни. Я и сам играл, и болел за любимую команду. Уже во втором классе удивлял сверстников во дворе — отлично владел мячом. Старшие парни брали в команду, это было круто — ведь в детстве так хочется быть значимым. Мечтал, чтобы в районе меня все знали и уважали. После игры мы часто задерживались в компании, я видел, как старшеклассники пьют спиртное. Так я впервые выпил — это был портвейн. В 5-м классе меня брали в компанию тех, кто траву. Как-то я скинулся вместе со всеми, дал 50 рублей, и мы купили в складчину коробок марихуаны. Меня уже никто не мог тронуть, понимали, что я общаюсь с уважаемыми, как мне на тот момент казалось, людьми. До 9-го класса я пил разбавленный спирт, траву. Как-то перебрал с алкоголем, сильно отравился, тошнило, голова болела. Посмотрел на себя в зеркало — весь зеленый. Тогда я решил отказаться от напитков и сосредоточиться на веществах. Я к 9-му классу перепробовал кучу разных сильнодействующих аптечных препаратов, до которых только мог дотянуться.

Я честно скажу, что родители просекли меня с первого употребления. Но сделать со мной ничего не могли, потому что мне было на всех плевать. Я чувствовал себя крутым и взрослым.

Н-3

Фото: Depositphotos

И тут наступила эра амфетаминовых наркотиков. Первый опыт оказался неубедительным, словил кайф только во второй раз. Так экстази отодвинуло в моей жизни траву на второе место. Нет, ну я и каннабис, но это перестало быть для меня чем-то особенным. Я к тому моменту стал человеком, который может «достать», стал еще более авторитетным, как мне казалось. Компания скидывается, и меня «протягивают» (имеется в виду комиссия в виде бесплатной дозы для того, кто знает, где купить. — Прим. «Известий»). Мне было тогда 15 лет. Ходил по клубам, тусовался со старшими. Один такой парень, ему было 30 лет, часто в моем присутствии употреблял героин. Я приглядывался и к этому наркотику. И хотя сильно боялся подсесть, но однажды попробовал. Уже на следующий день я пришел к тому парню с деньгами.

Начались проблемы. Источника дохода не было, поэтому начал обманывать тех же соупотребителей. Например, брал вещество за 1 тыс. рублей, а говорил, что за 2 тыс. Начал воровать — товары в магазинах, мобильники у людей. Когда не было дозы, меня одолевали приступы страха, ну просто паранойя началась. Уже тогда стал задумываться о том, что хочу прекратить употреблять. Но с трудом мог продержаться сутки без веществ. В 2010 году на рынке появился дезоморфин, известный как «крокодил» (название дано из-за того, что кожа наркомана покрывается гнойной коркой, это один из самых дешевых и токсичных наркотиков. — Прим. «Известий»). Поначалу я не считал за людей тех, кто это употреблял. Но однажды приехал покупать дозу на хату, где были дезоморфинщики. Скоро я оказался в их кругу. Мы безвылазно жили в небольшой бане за городом. Там варили, там же употребляли, там спали. Деньги добывали, сдавая металл, постоянно у всех занимали. Так продолжалось полтора года. Пока я не встретил одного знакомого, с которым когда-то вместе употреблял. Мы очень удивились, когда он сказал, что завязал и что ему и без наркотиков живется хорошо. Мне стало это интересно. Я отдавал себе отчет, что наркотики меня убивают. И попросил помощи у этого парня. Вскоре я оказался в одном из наркологических центров. Последний раз я употребил запрещенный препарат 26 января 2012 года. Живу. Работаю. Обзавелся семьей.

Как мыслит зависимый

— Когда я первый раз освободился, меня встретил брат и сразу подарил дубленку, дело было осенью. Меня тогда не ломало, чувствовал себя хорошо. И вот встречаюсь с близким, а с ним барыга. Не знаю, что меня дернуло, но я спрашиваю: «Есть?» Он отвечает: «Есть». Денег у меня не было, и я прямо на улице готов был снять эту дубленку и остаться в кофте — настолько мне нужно было.

Тогда не было закладок, товар брали у барыг на хатах. Они всегда просили — «только здесь не нужно». А всё потому, что многие употребляли здесь и сейчас, так как был риск, что на выходе тебя хлопнут. Но не ответственность пугала, а перспектива лишиться вот этой вот дозы, боялись, чтобы она никуда не пыхнула (ушло мимо. — «Известия»).

Помимо того что жизнь наркомана сопровождается болью, одержимостью, у тебя еще и друзей нет. Идешь искать закладку — он ищет, и ты ищешь

А всё внимание сосредоточено на том, чтоб он тебя не обокрал, если найдет первым. Это постоянное напряжение

Чтобы купить вещество, я шел воровать. Все знают, что ты нарк, а в первую очередь скупщики краденого. Они скидывают цену до ничтожно маленькой. И ничего ты сделать не можешь.

колония

У въезда на территорию исправительной колонии строгого режима

Фото: ТАСС/Александр Петров

В чём главная опасность стимуляторов?

Как известно многим находящимся здесь читателям, соли и амфетамины считаются, на данный момент, малоизученными и от этого еще более страшными наркотиками нашего времени.

Самую большую опасность вызывает начальное употребление этих веществ. В этой статье пойдет речь по большей части пойдет о «Солях»,так как, я тот человек который непосредственно увяз в этом болоте и видел весь ужас «изнутри».

Наибольшую опасность этот наркотик представляет тем, что на первоначальных этапах, практически невозможно заподозрить употребление наркотика визуально.

Наркоман не меняется внешне, появляется излишня болтливость, отличное настроение, и невероятно много энергии. Самая большая ошибка-отрицание того, что ты наркоман.

Этот самообман, играет роль «палача», ведь соль не нужно употреблять ежедневно. Человек иногда неделями живет без употребления и продолжает социальную активность.

Он работает, учится, гуляет и считает что он управляет ситуацией, он решает когда «расслабиться» и не видит, что вполне логично, каких то минусов. И это еще одна ошибка.

С момента первого же употребления соли, человек уже не принадлежит себе. В моем случае осознание того, что не я правлю «балом» пришло слишком поздно ,через 2 года.

До момента осознания(кстати у некоторых оно не приходит до самой смерти) ты считаешь, что это : «Соседка Маша наркоманка, ведь она торчит от героина ежедневно и не может обойтись без него. Она вот да, накроша, а Я НЕТ! Ведь я спокойно обхожусь без него.»

Еще одна страшная иллюзия, самообман, психологическое отрицание это факта, можно сказать мозг блокирует мысль о том, что может у меня все же есть проблема.

Первоначальное употребление соли, вызывает дичайший кайф, но ни кто не задумывается о том, что это временно, что ужас впереди и это не вымысел, не сказки , которыми пугают наркомана… Это реальность.

Которую я в свое время отрицала.

Это у них так, а меня обойдет стороной. Увы все солевые наркоманы, которым вовремя не оказали-ОБДУМАННУЮ,ВЕРНУЮ,СВОЕВРЕМЕННУЮ помощь заканчивают одинаково.

Ужасы последних дней солевого и амфетаминового наркомана, о которых должны знать родственники

Если все же родственники выбрали не верную тактику и пошли по ложному пути, они должны быть готовы к тому, что станут свидетелями адски болезненного ухода, своего родного человека на тот свет.

Допустим, они выбрали пресловутую систему 12 шагов или же наслушавшись советов, в группе созависимых, где рекомендуют вычеркнуть наркомана из своей жизни и ждать, пока он одумается и сам захочет.

Опиатные наркотики: героин, опиум, кодеин, метадон.

Группа опиатных наркотиков получила свое название от опиума, наркотического вещества, имеющего растительное происхождение.

Опиум был хорошо известен еще в Древнем мире во времена шумеров и египтян. Уже тогда его использовали не только для обезболивания, но и как вещество, способное изменять психическое состояние человека.

С тех пор из опийного мака путем применения многочисленных кустарных способов производят различные наркотические препараты опиатной группы.

С началом XIX века мир захлестнула волна увлечения морфином – одной из первых полученных модифицированным путем вариаций опиата.

Морфин сразу же обрел применение в качестве обезболивающего средства, но вскоре обнаружилось наличие наркотического воздействия нового препарата.

Таким образом, из медикаментозного средства морфин перешел в разряд наркотиков.

Далее, 70 лет спустя после морфина, было синтезировано новое наркотическое вещество – небезызвестный героин.

Сперва героин также сочли довольно хорошим обезболивающим, некоторое время спустя он обрел славу самого распространенного наркотика ХХ века.

Современный героин синтезируют в подпольных условиях.

Внешне это белый, иногда серый, реже коричневатый порошок, отличается неприятным запахом, горьковатым вкусом, по структуре весьма похож на обычную соду.

Помимо выше упомянутых к группе опиатных наркотиков относятся метадон и кодеин.

В то время, как употребление метадона запрещено законом, кодеин является наркотическим веществом опиатной группы, который содержится в ряде таблеток, используемых при головных болях и кашле.

Опиатные наркотики вследствие кустарного способа производства зачастую нестерильны, а в совокупности с употреблением опиатов путем инъекций, легко провоцируют заражения крови и особую реакцию «тряску».

Подобное гипертермическое нарушение крайне опасно.

Высокая температура тела вызывает гибель клеток головного мозга, в ряде случаев наступают необратимые изменения, вплоть до развития энцефалопатии.

Заражения крови и «тряска» не единственные опасности, которые потенциально таят в себе опиум и его производные.

Наблюдаются случаи ВИЧ-инфицирования, гепатит, сифилис, нарушения работы печени, головного мозга, сердечно-сосудистой и дыхательной системы, возрастает риск гнойных и инфекционных заболеваний, разрушение иммунной системы организма.

Находясь под воздействием наркотических веществ, многие наркоманы не замечают, как губительно опиатные наркотики сказываются на состоянии костной и зубной тканей, из-за вызванных опиатами нарушений в обмене кальция.

Ушел от смерти, прихрамывая

— Последней каплей стал момент, когда я шел отметиться к инспектору . Я два месяца на свободе, шагаю с палочкой, штаны подвязаны какой-то веревкой. А мне выть хочется белугой, я понимаю, что мне 42 года, жизнь спущена в туалет и выхода нет. Я тогда стоял и смотрел в сторону «Семнашки». Если бы в тот момент передо мной поставили детектор лжи и спросили: «Миш, ты правда хочешь в больницу лечь, чтобы бросить?» Я бы сказал «да», и прибор подтвердил бы, что я не вру. Всем сердцем я хотел прекратить. Я лег в клинику. Но через неделю я доходчиво и мотивировано рассказывал заведующему, что мне срочно нужно ехать делать какой-то там документ. Через три часа я на свободе… употребляю. Потом возвращаюсь назад в больницу, и врач меня закрывает.

Через три дня туда пришли «анонимные наркоманы». Заведующий сказал мне — сходи. Там, говорит, чай дают бесплатно с конфетами, ты посиди, попей. Ладно, думаю. Сижу в этой пижаме, не понимаю ничего. Меня колотит, то холодно, то жарко. Я хотел уйти, но часть моего разума цеплялась за рассказ этих успешных на вид ребят, которые пришли туда. Я понимал, что выдумать тот ад, о котором они рассказывали в своих историях и которой был известен мне не понаслышке, невозможно, даже если они окончили Щукинское театральное училище. Они рассказывали о себе, как им было плохо и как они это преодолели. И я стал ходить туда. Каждый вторник и четверг.

Выписался. Поднимаюсь в свою квартиру, а мне туда заходить не хочется — годами там был притон. Вещей нет, есть нечего, даже нечем. Ни подушек, ни одеяла, ни ложек. Пустота. Хочется сесть, зареветь и убежать. Выход я знал, самый легкий, самый доступный для меня. Но я не стал тогда этого делать, вспомнил всё то, что говорили мне. Позвонил анонимным, поехал на группу. Сообщество приняло меня, начали нести мне вещи — кто чашки, кто ложки и так далее.

капельница

Фото: ТАСС/Сергей Савостьянов

Неизлечимое заболевание в 16 лет

Тогда же у меня появились первые серьезные проблемы из-за наркотиков. Начался псориаз, все тело покрылось отвратительными красными пятнами. Это неизлечимая болезнь на нервной почве. А еще мне сделали анализы и сказали, что у меня проблемы с печенью и, вероятнее всего, вирусный гепатит. Гепатита, к счастью, не оказалось. На первом этапе я был очень брезглив в отношении использованных шприцев. Если я варил винт, для меня тогда было принципиально, чтобы люди кололись только своими шприцами. Для меня это была своеобразная защита: «Я не наркоман, я все контролирую».
Неизлечимое заболевание в 16 лет хорошенько меня испугало. Я стал употреблять винт реже и искать какую-то альтернативу наркотикам, начал прыгать с парашютом. Через друга познакомился с кришнаитами и их идеями. Мне понравилась индийская культура, появилось ощущение заботы. Дело в том, что у меня с детства было сильное чувство одиночества. Там я почувствовал, что меня принимают, мне стало легко и комфортно. Одним из принципов у кришнаитов было не употреблять никаких веществ, изменяющих сознание. У меня появилось вдохновение и желание следовать этому правилу. Тогда я уже почти не употреблял винт, но курил траву, из-за чего испытывал чувство вины. Дело в том, что трава для меня была уже как воздух. Это был минимально необходимый ингредиент для восприятия жизни.
От кришнаитов я попал к другим людям, тоже исповедующим индуизм, но более ортодоксальный. Общение с ними затронуло мою душу, после долгих лет жесткого отрицания я первый раз принял идею существования Бога

Моментами приходило состояние откровения, благодати, дающей возможность быть по-настоящему открытым и честным перед собой и другими – для меня было очень важно понять, что это можно получить и без наркотиков. У меня наступила первая серьезная ремиссия, почти полгода я вообще ничего не употреблял

И тогда я решил, что окончательно выздоровел.
 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector